Новости
8 октября 2017, 13:45

«Тебе звонят и говорят: есть хороший карьерный вариант, подъезжай»

Znak.com поговорил с экспертами и источниками, чтобы узнать: как сегодня принимаются и обставляются решения об увольнении одних глав регионов и назначении других. Это сложная процедура, полная формальных и неформальных согласований.

Как уходят губернаторы

Решение об отставке конкретного губернатора зреет постепенно — если, конечно, речь не идет об экстремальных случаях с арестом главы региона, рассказывают Znak.com политологи, бывшие сотрудники администрации президента и близкие к Кремлю собеседники.

«Учитывая, что у нас есть единый день голосования в сентябре, лучшее время для плановой отставки губернатора — февраль-март. У врио в таком случае оказывается достаточно времени, чтобы вникнуть в региональные расклады и подготовиться к выборам. Второе «окно» отставок — это октябрь-ноябрь, сразу после выборов. Этот период используется, если в регионе складывается ситуация, при которой новому губернатору нужно больше времени, чтобы освоиться. Но, конечно, бывают и экстремальные ситуации, когда губернатор приезжает на встречу в администрацию президента, и ему говорят: “Пишите заявление”», — рассказывает собеседник, близкий к администрации президента.

Сообщает губернатору об отставке обычно глава администрации или первый замглавы администрации, курирующий внутриполитический блок (сейчас это Антон Вайно и Сергей Кириенко). В редчайших случаях, как, к примеру, было с экс-главой Татарстана Минтимером Шаймиевым, отставника провожает лично президент (с ним встречались глава государства Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин).

Виктору Басаргину об отставке, по сведениям собеседников Znak.com, объявил глава администрации Антон Вайно.

Решение обычно готовится довольно долго, по отдельным сложным регионам это может занять до четырех месяцев. Иногда уходящий губернатор договаривается немного потянуть этот срок, и тогда в регионе наступает неформальный переходный период, рассказывает экс-сотрудник администрации президента.

«Последней инстанцией является президент. Перед тем, как он принимает решение об отставке, ему готовят аналитические записки, мониторинги, учитывается мнение элитных групп. Далее начинается поиск преемников, и, когда согласования заканчиваются, кто-то из руководства администрации встречается с уходящим губернатором и договаривается о написании заявления об уходе по собственному желанию и дате опубликования этой информации. На такой последней встрече можно что-то попросить и решить вопрос с будущим трудоустройством. Обычно уходящему губернатору идут навстречу», — говорит собеседник издания. Если губернатор уходит по состоянию здоровья, ему могут разрешить оставить преемника.

Вариантов ухода губернатора в отставку может быть много, и каждый раз техническая сторона вопроса будет отличаться, рассказывает другой источник, близкий к администрации.

«Когда губернаторов в последние годы стали избирать, а не назначать, при принятии решения стал учитываться фактор избираемости, — пояснил источник. — Однако он не является определяющим, так как при наличии у человека серьезной поддержки его все равно отправят на выборы и изберут. Но представим: допустим, у губернатора истекает срок полномочий. В администрации президента подводят итог: смотрят социально-экономические показатели, острые и хронические элитные конфликты, громкие скандалы и аварии, результаты выборов в регионе, все это учитывается. Параллельно интересанты отставки или сохранения губернатора ведут индивидуальную работу с самыми разными персонами — от президента до клерков в администрации. Выигрывает тот, кто оказывается сильнее и ловчее. Формальные бумаги не играют тут особой роли».

По словам рассказчика, главное событие процесса — это встреча президента с главой администрации или профильным первым заместителем, на которой принимается решение.

«Бывает, что решение по сменщику принято заранее и принято лично президентом, к примеру, так решился вопрос о замене губернатора Тульской области Владимира Груздева на Алексея Дюмина, — говорит собеседник. — Тогда администрация выступает просто исполнителем воли первого лица. Если губернатор уходит на повышение, как, к примеру, Александр Хлопонин из Красноярского края, ему тоже могут разрешить поставить преемника, в данном случае — Льва Кузнецова. Если же губернатора убирают против его воли, преемничество не дозволяется», — говорит источник.

«Президент получает информацию от самых разных групп лиц, — говорит политолог Дмитрий Гусев. — Есть политический блок администрации президента, который курирует Кириенко. Они подводят итоги работы губернаторов на их постах и предлагают решения. Вторая группа — блок администрации, отвечающий за взаимодействие с силовиками. Они готовят для президента справки по губернаторам по своему направлению. Третий блок — правительство, у которого свои параметры оценки работы губернаторов. Также есть и иные группы влияния, в том числе корпоративные, которые тем или иным образом доносят до президента свое мнение. Когда решение об отставке принято, начинается процесс технического исполнения», — говорит Гусев.

«Губернаторы уходят по-разному, — делится глава Центра политической социологии Вячеслав Смирнов. — В исключительных случаях об отставке узнают из прессы. Кто-то знает, что уйдет, но не знает дату ухода. С кем-то еще при назначении оговаривается, что оно — на один срок. Умный губернатор начинает просить об отставке сам и загодя, потому что лучше честно говорить окружению, что, мол, «на новый срок не иду, нашлось новое хорошее место работы», чем потом выглядеть выгнанным с работы. Есть, впрочем, примета. Если подходит срок переназначения, а тебя вызывают не к президенту, а к главе администрации — вероятно, речь пойдет об отставке». В элитах считается, что встреча лично с президентом незадолго до окончания срока полномочий — напротив, свидетельствует о хороших позициях губернатора.

Политолог Леонид Давыдов считает, что частота встреч с первым лицом не влияет на срок выживаемости губернатора.

«Говорят, в последние годы происходит так. Вы губернатор, по поводу которого принято решение об отставке, — рассказывает он. — Сперва вас пригласит на беседу чиновник средне-высокого звена, например, начальник управления внутренней политики или даже его зам, они прозондируют почву в разговоре. Потом вас вызовет куратор внутриполитического блока — он вам скажет, что есть мнение, что вам надо уходить, что с вами будет говорить еще более высокий начальник, и учтите, что, вероятно, такая позиция будет озвучена. Более высокий начальник — это глава администрации или, в случаях отставки исключительного тяжеловеса, это будет первое лицо страны. Вы, вероятно, ответите, что согласитесь».

«Решение принимается на основе комплекса факторов, — продолжает Давыдов. — Например, есть регулярные аналитические записки, в которые человек может попадать. Есть оценка по параметрам — например, параметру избираемости, который учитывает нынешнее руководство администрации, занятое, прежде всего, подготовкой мартовской кампании», — рассказал Давыдов.

Как приходят губернаторы

Когда президент принимает решение, что тот или иной губернатор покидает свой пост, начинается процесс подбора преемника. Он может занять от пары недель до пары месяцев, за исключением случаев, когда президент принимает решение единолично.

«Администрация президента формирует шорт-лист предложений по персоналиям, обычно в нем остается две-три кандидатуры. Президент же может выбрать, а может отвергнуть все предложенные. Может предложить кого-то сам, может предложить просто еще подумать. У первого лица много каналов коммуникаций, и после того, как администрация представляет ему свои предложения, он может запросить по кандидатам из шорт-листа характеристики от других людей, которые поддержат одну из кандидатур или предложат свою. Идут собеседования, встречи с кандидатами. Это сложный процесс, и все-таки так, чтобы у человека раздался звонок и его оповестили, что он сейчас будет назначен губернатором, — так не бывает», — говорит источник Znak.com, близкий к администрации президента.

Другой собеседник издания, также близкий к Кремлю, говорит, что сценарий подбора нового губернатора почти всегда выглядит по-разному.

«Если сменщик заранее подобран или если губернатору разрешили выбрать преемника, то процесс уже носит технический характер, — говорит он. — В других случаях запускают процесс подбора кандидатов. В нем участвуют полпредство, управления администрации президента по внутренней политике, разные группы и структуры, включая госкорпорации и бизнес. Они все дают предложения. Далее их сперва фильтруют на уровне УВП, потом на уровне руководства АП, а потом выносят на суд президента. При этом кандидатура может быть переиграна в последний момент. В этой ситуации, если вдруг группам влияния удается вычеркнуть из списка приоритетного кандидата, выбирают из оставшихся людей в шорт-листе. Например, так произошло с назначением губернатором Волгоградской области Анатолия Бровко. Приоритетным кандидатом был Валерий Язев, но в последний момент назначение отменили под влиянием «Лукойла» и Дмитрия Медведева», — утверждает источник издания.

Экс-сотрудник администрации президента говорит, что бывают и сложные случаи, когда приоритетный кандидат отказывается, а второй по значимости претендент имеет проблемы или слишком молод. Так, к примеру, случилось в Калининградской области, где вместо Николая Цуканова врио сперва стал выходец из ФСБ Евгений Зиничев, однако через два месяца он отказался от публичного поста. Тогда вместо него главой Калининградской области стал 30-летний Антон Алиханов.

«Иногда в сложных случаях ясно, что в регион надо подбирать кандидата извне, и из шорт-листа вычеркивают всех региональных претендентов. Чаще всего кандидатов со стороны предлагают бизнес-группы или политические кланы, курирующие регион. Также кандидата в таком случае может предложить глава администрации, члены Совбеза, спикер Госдумы при личной встрече с президентом. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в этом плане неактивна. Бывают и вовсе любопытные случаи. К примеру, Никиту Белых президенту рекомендовал на пост губернатора Анатолий Чубайс», — рассказывает собеседник издания.

Он отмечает, что не стоит преувеличивать значимость аналитических записок, которые пишут политологи для администрации, особенно — региональные политологи. Собеседник издания говорит, что не знает ни единого случая, когда губернатором становился бы кто-то, кого рекомендовали политологи из региона. Мнение федеральных политологов, работающих с регионом, учитывается на уровне управления внутренней политики, добавляет он.

«Бывает, что как в «Дне выборов»: человек еще вчера не знал, что сегодня станет губернатором, — говорит Леонид Давыдов. — Более штатная ситуация, когда человеку звонит его покровитель из структур, которые могут пролоббировать своего кандидата. Поступает такой звонок: мол, есть для тебя вариант один карьерный, подъезжай. В редких внештатных ситуациях может быть и иначе: звонок идет из администрации президента, спрашивают, где, мол, находитесь, за вами сейчас приедет машина. Поедете вы, скорее всего, к начальнику УВП и потом сразу к куратору политического блока. Параллельно будет запущен процесс спецпроверки вас силовиками. А потом — встреча под телекамеры с первым лицом, но она носит ритуальный характер. Или встречи вообще может не быть. Иногда, если в процессе составления шорт-листа возможных преемников, остается пара кандидатур, то принимается во внимание, за какой группой влияния, в том числе, корпоративной, закреплен регион. Есть много примеров, когда нельзя стать губернатором некоего региона, не примыкая к некоему подклану.

И даже на последней стадии назначения нового губернатора первое лицо может посовещаться с кем-то из окружения и отменить решение о назначении и выбрать иного кандидата», — рассказывает Давыдов.

«Единого алгоритма нет, — согласен Вячеслав Смирнов. — Бывает, что с фамилией нового губернатора определяется именно первое лицо, которому кто-то мог человека рекомендовать, или же может сыграть роль личное знакомство с президентом. В таком случае люди, исполняющие это решение, могут не знать, кто или что на него повлияло. С другой стороны, например, при президентстве Дмитрия Медведева была система, когда в администрации на совещании с ее главой и заместителями фамилии тех, кто будет рекомендован президенту в шорт-листе, обсуждались под протокол, с аргументами, почему стоит включить в список того или иного человека. Как проходят такие совещания сейчас, не знаю», — рассказал он.

Дмитрий Гусев отмечает, что нельзя недооценивать мнение силовиков, которое доносится до президента на этапе спецпроверки.

«Сперва кандидаты из шорт-листа проходят собеседование в администрации, а потом силовики оценивают кандидатов. Также нельзя забывать, что ключей от кабинета губернатора на самом деле не один, а два: один — у президента, второй — у жителей региона», — добавляет Гусев.

Конечно, решение все равно в итоге принимает президент, резюмирует глава Центра политического анализа Павел Данилин. «В подготовке процедуры назначения нового главы региона ключевую роль играет администрация президента. Именно она отвечает за подготовку шорт-листа кандидатов. Еще с тех пор, как президент предлагал сам кандидатов на пост губернаторов, подготовкой занималась администрация, и эта традиция сейчас несколько модифицирована, но в целом сохранилась», — говорит Данилин.

Автор - Екатерина Винокурова

Источник - интернет-газета Znak

следующая и предыдущая новости: Законы общественного питания, или Почему не пускают в кафе? →
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg